Древние тюрки - Часть 2

В кочевой среде Центральной Азии тюрки прославились, как «плавильщики», ибо в совершенстве владели мастерством добычи и обработки железа. Они наладили широкое производство стремян, и в VI веке стремена распространились от Китая до восточно-европейских степей.

В жёстком седле со стременами всадник мог бить не только копьем, но и, свободно фехтуя, разить клинком в любом направлении и в любой плоскости. Новые условия боя вызвали к жизни появление и нового оружия. Каким же требованиям оно должно было соответствовать?

Прежде всего, следовало сделать клинок достаточно длинным и лёгким, чтобы кавалерист сумел доставать противника на максимально удалённом от себя расстоянии. Оптимальная точка удара прямым стержнем находится на расстоянии двух третей его длины от рукояти. Именно при таком ударе рука испытывает наименьшую отдачу. При неверном ударе сила отдачи настолько возрастает, что оружие вылетает из рук. Поэтому вплоть до самого последнего времени даже рационально сконструированные клинки снабжались темляками (петлями у рукояти).

Ещё более эффективным оказался изогнутый клинок. Кривизна рабочей поверхности клинка позволила обе фазы удара — поражение и извлечение — проводить в один прием. Теперь даже прямой удар превращался в скользящий и захватывал большую поверхность.

Древнетюркский палаш

Рис. 8, а—д. Древнетюркский палаш (а). Чтобы повысить колющий эффект, острие       клинка однолезвийного оружия делалось обоюдоострым. Перекрестия палашей и сабель были, как правило, прямыми (б) — их склепывали из двух пластин, помещенных с обеих сторон оружия. Иногда, в целях лучшей защиты от вражеского клинка, концы перекрестий приподнимались к лезвию (в). Для этого же, в других случаях, передняя часть перекрестия загибалась вниз, к рукояти (г), закрывая указательный и средний пальцы, д — схема крепления обойм к ножнам палаша. Реконструкция перекрестий по изображениям древнетюркских каменных изваяний.

Рис. 9. Парадный палаш в ножнах с перекрестием и портупейными скобе украшенными фигурками животных и растительным орнаментом. Рукоять палаша, как правило, оплеталась коже IX—X вв. Реконструкция по материал могильника Сростки, Горный Алтай.

Древнетюркские скульптуры из урочищ Тото и Кыпчал
 
Рис. 10, а, б. На этих древнетюркских скульптурах из урочищ Тото (а) и Кыпчыл (б) Горного Алтая изображены воинские атрибуты — пояса и оружие.
Боевой коленчатый нож и средневековые изображения тюрков

Рис. 11, а, б. Боевой коленчатый нож в ножнах. Способ ношения режущей стороной вверх, многие столетия спустя ставший характерным для шашек, позволял, извлекая нож, быстрее приводить его в боевое положение. Коленчатый нож имел сабельное перекрестие и кривое лезвие. К стержню рукояти металлическим штифтом приклёпывались деревянные обкладки, верхний конец которых сжимался перекрестием. На нижний конец набивался металлический колпачок навершия. Деревянные ножны стягивались металлическими оковками и скобками. Идентичное устройство рукояти и ножен было у палашей и сабель, а — железный клинок VIII — первой половины IX вв. из Копенского чаа-таса, Южная Сибирь; б—  реконструкция по материалам Южной и Западной Сибири.

Рис. 12, а—г. Черенки несущей части клинкового оружия закрывались деревянными обкладками, которые стягивались у основания колпачком навершия (а), в середине штифтом, пропущенным через хвостовик оружия (б), а у самого лезвия их сжимало перекрестие (в). Ножны для клинка делались из дерева, которое раскрашивалось и покрывалось лаком или обтягивались кожей (г).

Рис. 13, а, б. Средневековые изображения тюрков. Палаши (а) и сабли (б) крепились к их поясам в наклонном положении с помощью ремней, соединённых с выпуклыми обоймами на спинке ножен, а — верхний Чирт-Юрт (Дагестан); б — Афрасиаб (Самарканд).

Трёхлопастные наконечники стрел Рис. 14. Широкие железные плоскости трехлопастных наконечников обеспечивали устойчивость и стабильность полета тюркских стрел. Оперение теперь не требовалось. Такие стрелы в колчанах всегда хранились острием вверх — в этом положении их входило больше. Да и воину было легче найти необходимый тип острия. Некоторые стрелы снабжались костяными шариками с отверстиями, издававшими в полете резкий свист (вспомним хуннские «свистунки»). Массовое распространение трехлопастных наконечников — свидетельство высокого мастерства местных кузнецов и указание на относительно небольшое число тяжеловооруженных воинов и бронированных лошадей в древнетюркских отрядах. Для борьбы с панцирной конницей ковались небольшие массивные наконечники с граненым острием. Древки с бронебойными наконечниками тоже обходились, по большей части, без оперения. Стрелам с плоскими наконечниками оперение полагалось всегда, и хранились они в колчанах наконечниками вниз. Древки стрел для прочности оклеивались ниже наконечника колечками бересты. А с противоположной стороны, около ушка для тетивы, они расписывались черными и красными поясками. В одних случаях, это были знаки собственности, в других — указатели типа наконечника.
 
Древнетюркские луки Рис. 15, а—в. Древнетюркские луки, подобно хуннским, были рефлексирующими. На представленных рисунках кибити всех луков изображены в боевом положении, то есть с натянутой тетивой. По комбинации и расположению накладок на кибити выделяется несколько разновидностей тюркских луков. Огромной популярностью пользовались луки, у которых место захвата рукой укреплялось с обеих сторон роговыми пластинами, а на концах кибити размещались длинные накладки в форме вытянутых запятых с вырезом под тетиву (а). Часто встречались луки со срединными боковыми накладками — роговые детали на концах кибити у них уже отсутствовали (б). Существовал, наконец, еще один тип лука — с тремя, как и у его хуннского «собрата», усиливающими срединными деталями (в). Но по размерам эти детали были существенно меньше, и форма их заметно отличалась — это были геометрически правильные трапеции по бокам и прямоугольный брусок между ними вдоль брюшка кибити. Постепенно боковые накладки исчезли и со средней части лука, но это произошло уже гораздо позже, в так называемое «монгольское время». Усиливающие детали делались из рога и кости и со стороны, обращенной к древку, покрывались сеткой глубоких царапин для лучшего скрепления с древесиной. На кибить снаружи наклеивались сухожилия. Кроме сухожилий, упругость луков повышалась с помощью пластин, вырезанных из роговых чехлов крупного и мелкого рогатого скота.

Рубяще-колющее клинковое оружие, как самое совершенное средство ведения ближнего боя, стало в значительной степени показателем уровня развития военной техники. К сожалению, в памятниках древнетюркского времени такое оружие находят крайне редко, но на каменных изваяниях, так называемых «бабах», изогнутые клинки, вместе с ножами и кинжалами, — обычный атрибут воина.

В раннем средневековье на полях сражений господствовали палаши, а с VII—IX веков — сабли — их изгиб возрастал. Мечи, характерные для вооружения воинов Первого Тюркского каганата, встречались всё реже. При этом они становились более узкими и длинными — такая форма позволяла, кроме рубящего, наносить и колющий удар.

Рукояти палашей и сабель тюрки делали из деревянных пластин («щёчек»). Навершия были довольно разнообразны: в форме кольца, металлического грибообразного колпачка, или утолщения на конце рукояти.

Ножны для клинкового оружия выдалбливались из двух деревянных половинок. Их шлифовали, а потом красили — как и в прежние времена, преимущественно, в красный цвет. Нередко ножны обтягивали выделанной тонированной кожей, что придавало им более нарядный вид. Устье и само тулово ножен стягивались металлическими оковками. Между ними помещали две фигурные скобы, от которых шли ремешки или небольшие витые цепочки — с их помощью оружие крепилось к поясу. Насколько можно судить по изображениям, клинки носили в основном рубящей частью вниз. 


«Сибирское вооружение: от каменного века до средневековья». Автор: Александр Соловьев (кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии и этнографии СОРАН); научный редактор: академик В.И. Молодин; художник: М.А. Лобырев. Новосибирск, 2003 г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер