Древние тюрки - Часть 3

Тюркские луки были сложносоставными. Их гибкая многослойная деревянная основа усиливалась роговыми вкладками. Исследователи единодушны во мнении, что луки древних тюрков ведут свою «родословную» от луков хуннского типа. Но при этом общей тенденцией в эпоху средневековья было сокращение числа роговых усиливающих деталей и увеличение зон гибкости. Это позволило степным конструкторам сделать лук более компактным.

Тюрками использовались костяные и железные наконечники стрел. Отличительной чертой железных наконечников было соединение трёх плоскостей, образующих перо. В сущности, они являлись «родными детьми» трёхлопастных наконечников хуннского времени, «переросшими» своих «родителей».

Тюркское защитное вооружение состояло из щитов, кожаных и металлических наборных панцирей и кольчуг. Круглые, собранные из досок, щиты стягивались изнутри деревянными поперечинами, а снаружи обшивались пропаренной кожей, которая, высыхая, натягивалась, грубела и хорошо держала удар.

Тюркские колчаны Рис. 16, а, б. Тюркские колчаны, вместимостью до тридцати стрел, склеивались из нескольких слоев бересты. Они были в основном двух типов — закрытые (а) и открытые (б). Те и другие имели форму трапеции, плавно расширенной книзу, и снабжались деревянными днищами и обручами у горловин. У колчанов открытого        типа с тыльной стороны подшивался клапан, защищавший стрелка от торчащих наружу острых наконечников. У колчанов закрытого типа устье сверху закупоривалось хорошо пригнанной деревянной крышкой с ременной петлей. Внутри колчанов вдоль боков располагались ребра жесткости — несколько деревянных реек. К ним через специальные прорези в корпусе колчана крепились узкие ремешки, благодаря которым колчан держался на поясе. Для этой же цели иногда использовались деревянные или роговые петли. Внешняя поверхность колчанов украшалась прорезным орнаментом, нашивными бляшками и декоративными костяными накладками. VII—X вв.
Древнетюркский панцирь Рис. 17, а—ж. Древнетюркский панцирь был многосоставным, поэтому мог применяться как в своем полном варианте, так и в «облегченном» (исключая какие-то части). Отсюда такое разнообразие его форм, встречающееся в тюркских изобразительных материалах. Пластинчатые ленты оплечий и набедренников, чтобы обеспечить необходимую подвижность этих частей, крепились ремешками друг к другу в относительно свободном состоянии. Иногда ремни-лямки, стягивавшие нагрудник с наспинником, дополнительно усиливались плотно охватывающими плечи деревянными дугами, подбитыми войлоком или обшитыми тканью. Такое устройство обеспечивало самое надежное соединение оплечий и кирасы. а — оплечья; 6 — нагрудник; в — наспинник; г — набедренник; д — пояс; е — плечевые ремни; ж — боковые застежки.

Рис. 18, а—в. Покрой бронированного «длиннополого халата» мало изменился с эпохи Великого переселения народов. На схеме представлен панцирь, собранный из сплошных кожаных лент. Однако такие ленты могли быть составлены и из отдельных железных пластин, а — оплечья; б — наплечные дуги; в — пояс.

Древнетюркский шлем Рис. 19, а—в. Изготовить крупнопластинчатый шлем было вполне под силу кузнецу даже средней руки. Раскроить и выгнуть соответствующим образом пластины очень просто: мягкий металл легко выбивается на конической болванке, которой в самом простом случае могло стать хорошо оструганное, обоженное и приостренное бревно. Пробить отверстия и склепать пластины между собой тоже нетрудно. Сдвигая и раздвигая пластины перед клепкой, выбирали нужный диаметр тульи, соответствующий размеру головы заказчика. Под шлем для удобства всегда помещалась толстая мягкая подкладка. а — плюмажная втулка, б — пластины купола, в — металлический обруч.

Чешуйчатые доспехи постепенно уступили место ламеллярным. Средневековые панцири, в большинстве своём, можно по-другому назвать «ленточными». Строго говоря, такие латы сочетали в себе ламинарный и ламеллярный принципы бронирования сборки, потому что сами железные ленты, образующие панцирь, составлялись из связанных между собой   шнурами отдельных металлических пластин. Форма и размер пластин несколько изменились. Вместо коротких и широких чешуек, для защиты тела теперь употреблялись длинные прямоугольные пластины со скругленными краями. Еще одно новшество — между панцирными лентами вставляли кожаный ремень. Такие ремни как бы «смягчали» конструкцию, делая ее более подвижной и удобной. Чаще всего этот приём использовался при сборе оплечий, где гибкость была особенно важна. 

Вопреки распространенному мнению, для изготовления панцирных пластин не применялась сталь. Закалённый упругий металл требовал очень высокой, фактически фабричной стандартизации производства с соблюдением всех параметров продольной и поперечной кривизны изделия. Поскольку материал изделия был еще пластичным, вчерне связанный нагрудник легко было аккуратно проковать и добиться плотного и равномерного взаимного прилегания его звеньев. При последней проковке панцирные пластины получали так называемый поверхностный наклёп, который также повышал их твёрдость. Любопытно, что уже почти в наши дни, в начале XIX века, при изготовлении кирас рекомендовалось избегать заглаживания поверхности готового изделия напильниками и «глубокой полировкой», с тем, «чтобы оставлять на его поверхности закал», полученный при выколачивании на шаблоне. Проводить же термическую обработку после подгонки было затруднительно, ибо тонкие пластинки неизбежно «поведёт» и покоробит. Сталь, не уступающая современным европейским образцам инструментальной стали, войдет в обиход при сборке панцирей иной, крупнопластинчатой, конструкции в монгольское время.

Доспехи делались хоть и из одного материала, но по-разному, отличаясь своими «фасонами». Основной тип тюркского панциря — «ламеллярная кираса», состоявшая из двух частей — нагрудника и наспинника, соединенных наплечными и боковыми ремнями. Иногда, впрочем, она была сплошной, оборачивала корпус и запахивалась сбоку. К подобной «базовой» конструкции, в зависимости от желания хозяина и по мере необходимости, на специальные ремни с пряжками цеплялись два полотнища, закрывавшие ноги по колено или по самую щиколотку. Такие бронированные подолы состояли из более крупных и массивных пластин, так как практически не влияли на степень подвижности всадника.

 
Тяжеловооружённый тюркский воин
Рис. 20. Тяжеловооруженный тюркский воин. Тело воина закрыто железными ламеллярными доспехами (а), надетыми на плотный стеганый халат. Доспехи состоят из металлических пластин, которые, в свою очередь, стягивались цветными шнурами в ленты (б). Форма пластин одинакова, но размеры и пропорции их различны — самые мелкие и узкие находятся на оплечьях (в), а самые крупные (длинные и широкие) — на подоле (г). Все они имеют скругленные края и Тяжеловооружённый тюркский воиннебольшие выпуклости, повышавшие жесткость лат и отводившие клинок в сторону при секущем боковом ударе. Шлем (д) собран из стальных пластин, связанных между собой кожаными ремешками. Бармица (е) сплетена из железных колец и украшена бронзовыми колечками. Лук (ж) со спущенной тетивой помещен в притороченный к поясу узкий чехол (налучье). Переброшенный назад щит (з) в бою защищал спину. Вплоть до конца XVIII века у народов Северо-Восточной Сибири щит во время сражений занимал именно эту позицию. Древнетюркским всадникам это освобождало руки — еще одно, кроме исполнения прямой защитной функции, преимущество подобного расположения щита. Оружием первого удара тюркам служили копья (и) с длинной втулкой и относительно короткой ударной частью. Перо копья выковывалось в виде удлиненного ромба или лаврового листа, в сечении оно имело форму сплюснутого ромба или плоской линзы. Для борьбы с закованными в латы всадниками наиболее подходили узкие граненые острия — наподобие трехлинейного штыка. Такое оружие в литературе обычно именуется пиками. VII—X вв. Реконструкция по материалам Горного и лесостепного Алтая.
Древнетюркские стремена. Древнетюркские наскальные рисунки

Рис. 21, а, б. Древнетюркские стремена изготавливались, в основном, из металлического прута и были двух типов: в виде восьмерки (а); в виде полуовала с вертикальной пластинкой (б). Подножка, как видно на рисунках, в обоих случаях сильно «уплощена».

Рис. 22. На этих древнетюркских граффити можно различить детали экипировки воинов и убранства верхового коня, которые существенно дополняют сведения, полученные из археологического материала. Обращает на себя внимание причёска лучников, состоящая из массы косичек с характерными хвостатыми накосниками. На затылке они собраны в пучок и переброшены за спину Вероятно, древние тюрки использовали накладные косички из конских хвостов, которые вплетали в собственные волосы. Подобная прическа в раннем средневековье была характерна для всего древнетюркского мира и являлась несомненным этническим признаком. Усы и короткая бородка дополняют облик стрелков. Воины облачены в длиннополые халаты, стянутые в талии наборными поясами. На груди, поверх халатов, видны квадратные, по всей видимости, металлические бляхи. У всадника два пояса, один из которых стрелковый. К нему с правой стороны прикреплен берестяной колчан характерной формы. Слева за седлом лошади просматривается чехол налучья, сшитого в виде длинной трубы. У лошади отчетливо видны сбруя и тамга (знак собственности) на задней ноге. У пояса спешенного стрелка, обутого в остроносые, стянутые на щиколотках ремнями, сапоги с мягкой подошвой, отчетливо заметен прямоугольный оселок, изображение которого изредка встречается на древнетюркских каменных изваяниях. Луки, которыми вооружены стреляющие, судя по характерной форме кибити и негнущихся концов, одной и той же конструкции, производной от метательного оружия хуннского типа. Стрелы в обоих случаях с трёхлопастными наконечниками, только у всадника на древке виден костяной шарик свистунки. Судя по положению пальцев, пеший лучник натягивает тетиву на оружие большим пальцем правой руки, т. е. «монгольским способом». VII—X вв. Горный Алтай. Урочище Кара-Оюк. По Д. В. Черемисину

Другой тип доспехов напоминал длиннополый халат с запахом спереди (по тюркскому обычаю — справа на лево) и разрезом сзади. На плечах он стягивался лямками и часто дополнялся оплечьями.

Всадникам-тюркам была знакома и кольчуга, которая нередко поддевалась под ламеллярный доспех. Он лучила распространение в эпоху Первого каганата, считается, что это связано с включением в его состав территорий Средней Азии, где производство кольчуг к тому времени поставили на широкую ногу. Из кольчужной сетки делались и бармицы. Кстати, кольчуга не была столь удобной, лёгкой и надёжной, как об этом обычно пишут. Вес её сохранившихся экземпляров немногим уступал весу наборных лат и достигал полутора десятков килограммов, что сопоставимо с весом ламеллярных нагрудников с оплечьями из археологических материалов Китая.


«Сибирское вооружение: от каменного века до средневековья». Автор: Александр Соловьев (кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии и этнографии СОРАН); научный редактор: академик В.И. Молодин; художник: М.А. Лобырев. Новосибирск, 2003 г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер