Подарок для настоящих ценителей

Ирменская и карасукская культуры (эпоха поздней бронзы)

Минули годы, затих гул сражений, к пеплу родных кострищ постепенно возвращались из глухих лесных крепей, степных оврагов и прибрежных плавней рассеянные грозными пришельцами аборигены. Налаживалась мирная жизнь. И тем, и другим приходилось учиться жить вместе. Эпоха кровавых побоищ сменилась эпохой своеобразного обмена опытом. К началу 1-го тысячелетия до н. э. на просторах Сибири сложились новые самобытные культуры. Однако они были похожи друг на друга во многих проявлениях, обусловленных историческим родством с андроновскими племенами. Наступил поздний бронзовый век.

Боевой нож и меч. Карасукская культура

Рис. 41. Боевой нож. Колечко на рукояти под шляпкой навершия предназначалось для крепления темляка — специальной петли из кожи, в которую продевалась рука. Это свидетельствует о боевом назначении бронзового ножа, так как темляки всегда были принадлежностью оружия, а не бытовых предметов. Карасукская культура. Эпоха поздней бронзы. Случайная находка у пос. Арголик. Тыва. По Л. Р. Кызласову

Рис. 42. Обломок бронзовой рукояти меча с полым грибовидным навершием. Обе стороны рукояти орнаментированы. Карасукская культура. Эпоха поздней бронзы. ТО КМ

Рис. 43. Бронзовый меч карасукского типа. Как это нередко бывает с длиннолезвийным оружием, лезвие и рукоять повреждены. Стороны рукояти украшены орнаментом, основу которого составляет зигзаг. Найден при раскопках в Лагерном саду г. Томска. ТОКМ

Боевые ножи карасукского типа Рис. 44, а, б. Боевые ножи. Кривизна лезвия и наклон рукояти бронзовых ножей карасукского типа более всего напоминают устройство длинного рубяще-колющего клинкового оружия эпохи средневековья. а — Западное Забайкалье, по Ю. С. Гришину; б — Новосибирское Приобье. НГКМ
Кинжалы с кольцевым или зооморфным навершием

Рис. 45. Головка лошади на рукояти бронзового кинжала. Эпоха поздней бронзы. Северные окраины Маньчжурии. Музей художественного университета Токио

Рис. 46. Кинжалы  с кольцевым или зооморфным (в виде головы козла) навершием. Хранились в ножнах с трапециевидным расширением снизу, порой украшались свисающей кистью. Рисунок на оленном камне.

Воин карасукской эпохи
 
Рис. 47. Воин карасукской эпохи вооружён коротким копьем с бронзовым прорезным наконечником (а), набором лёгких метательных дротиков (б), сложным луком (в) со стрелами, бронзовым колющим мечом (г) и кривым коленчатым ножом (д). Тело воина закрывает многослойный кожаный панцирь, бронированный бронзовыми круглыми бляшками разных размеров (е). Живот его дополнительно защищает плотный кожаный пояс (ж). К поясу прикреплена коромыслообразная пряжка колесничего (з), приспособленная для заправки поводьев. Грудь ратника крест-накрест охватывают ремни (и), армированные бронзовыми пластинами, шею закрывает ожерелье с подвесками (к). Разная величина металлических нашивок позволяла довольно плотно покрывать ими одежду, образуя характерные узоры. Воин карасукской эпохиЗавершает набор вооружения щит (л). Он имел прямоугольную форму и приостренный верх и вырезался из дерева или набирался из отдельных жёрдочек, стянутых между собой кожей. Круглые щиты (м) выкраивались из толстой загрубевшей шкуры копытных и обшивались снаружи куском мягкой кожи. Реконструкция выполнена по археологическим и этнографическим материалам карасукских памятников Минусинской котловины. Рисунки на поверхности щита, мотивы вышивки на поясе, нагрудных ремнях, одежде и налобной повязке воспроизведены по орнаментальным композициям на сосудах
 
 

Одна из таких культур, выявленная ранее других (в начале XX века) в Минусинской котловине, получила название карасукской (по раскопкам могильника на речке Карасук). По мере исследования археологических памятников на сопредельных территориях (с похожими глиняными сосудами и бронзовыми изделиями) её наименование первое время распространялось и на них. Но вскоре выяснилось, что варианты карасукской культуры являются самостоятельными образованиями: в Западной Сибири, например, такая культура получила название ирменской (по раскопкам памятника близ одноименного села на Оби). Тем не менее для характерных предметов бронзолитейного производства и, в первую очередь, для разнообразного вооружения конца 2-го — начала 1-го тысячелетия до н. э., распространенного на огромных территориях Южной, Западной и Восточной Сибири, Казахстана, Монголии, Ордоса, Северного Китая, нередко используется общее собирательное название — карасукские. И хотя отлитое из золотистой бронзы оружие в каждом из этих районов имеет свой местный колорит, все же оно во многом остается транскультурным феноменом.

Сложные луки эпохи поздней бронзы, как и тысячу лет назад, собирались из нескольких слоев древесины и снабжались роговыми концевыми вставками. Правда, к этому времени в их устройстве произошли некоторые изменения. Появляются луки, у которых концевые вставки имеют вырезы под тетиву не на одном ребре, как это было раньше у кротовцев, а на обоих. И вклеиваются эти роговые детали между внутренней и внешней планками кибити таким образом, что их плоскости как бы продолжают друг друга. Именно этот принцип крепления станет позднее определяющим для луков западно-сибирского типа. Подобное новшество несколько изменило форму оружия, его концы перестали столь сильно загибаться внутрь, а сама кибить с натянутой тетивой приобрела форму правильного сегмента. Такой лук был мощнее и надежнее. Стрелы же остались практически неизменными — они снабжались теми же наконечниками, что в андроновское и доандроновское времена. Это неудивительно. Простые в изготовлении и вместе с тем эффективные в бою, костяные наконечники просуществовали необычайно долго. Они были на вооружении практически у всех великих и малых завоевателей древности и средневековья, а на охоте применялись вплоть до XIX века.

В эпоху поздней бронзы широко распространяются лёгкие метательные дротики. По способу крепления наконечника с древком они разделяются на две группы: втульчатые и черешковые. Первые насаживались на древко с помощью уже знакомой нам круглой втулки, вторые имели для этой цели заостренный плоский черешок, который загонялся глубоко в древесину несущей части. Втульчатые наконечники были крупнее черешковых, а конструкция их пера (округлой листовидной формы) продолжала традиции оружейного дела эпохи развитой бронзы. С обеих сторон втулки в плоскостях пера были симметрично «прорезаны» полукруглые отверстия, назначение которых до сих пор неясно.

Копья отличались от дротиков лишь более крупными размерами и тем, что полукруглые отверстия в их пере снабжались по всему краю небольшими валиками — своеобразными рёбрами жесткости.

Фехтовальные копья эпохи развитой бронзы с листовидным, длинным, остро отточенным наконечником и короткие древком претерпели существенные изменения. Теперь они стали целиком отливаться из бронзы и превратились в кинжалы оригинальной формы: древко, как таковое, исчезло превратившись в бронзовый стержень, снабженный удобной рукоятью с прямым перекрестием, которое защищало рук; от удара.

Совершенствуя простые обоюдоострые кинжалы, древние мастера удлиняли клинки: некоторые из них достигаю 50 сантиметров в длину, приближаясь к коротким мечам. Потребности боевой практики привели к тому, что у кинжалов появляется перекрестие — вначале в виде небольших шипов, а впоследствии — специальных выступов, способных удержать вражеский клинок. Такое перекрестие еще долго останется плоским и не возвышается над плоскостями лезвия. Рукояти кинжалов делаются цельнолитыми с навершиями напоминающими шляпку молодого белого гриба или исполненными в форме простого кольца. Нередко навершия выполняются в виде выразительных фигурок животных. Целый ряд исследователей видит в этих фигурках истоки «звериного стиля» — характерной для грядущей эпохи раннего железного века манеры украшения элементов воинской экипировки, когда для этого использовались изображения фигур животных и сцен их борьбы друг с другом.

Стремление создать универсальное оружие, способное достать вооруженного кинжалом противника в ближнем бою на недоступном для него расстоянии, привело к еще большему удлинению клинков. Это оружие было одинаково удобным и для всадника, и для пешего. Длиннолезвийное клинковое оружие позволяло применять многие фехтовальные приёмы. Все подобные изделия имели примерно одинаковое обоюдоострое лезвие с продольным ребром по оси симметрии (нервюрой). Рукояти мечей и кинжалов остаются цельнолитыми и, хотя поверхность их нередко покрыта орнаментом или литой имитацией веревочной обмотки закрываются деревянными обкладками и обшиваются кожей.  В сечении они имеют форму скругленного бруска и удобно лежат в руке. Нередко у длинных обоюдоострых мечей, как и у кинжалов, рукояти несколько наклонены к одной из сторон, что делает их очень удобными для нанесения рубящих ударов. Острия почти всех подобных изделий, найденных при раскопках, обломаны.

А.И. Соловьёв

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер