Тагарская культура - Часть 2

Тагарские воины не знали оружия с длинным клинком. Минусинские степи были царством клевца и кинжала. По количеству и разнообразию бронзового оружия ближнего боя тагарская культура в Минусинской котловине и Ачинско-Мариинской лесостепи не знает себе равных среди культур Сибири середины и конца 1-го тысячелетия до н. э. Именно здесь чаще всего встречаются изделия, выполненные в «зверином стиле».

По устройству гарды кинжалы подразделяются на большие группы, каждая из которых имеет свою историю.

Гарда — устройство, предохраняющее руку от встречного удара; то же, что и перекрестие.

Бронзовые кинжалы и бронзовая пряжка

Рис. 61. Попытки усилить пробивную способность этого кинжала привели к чрезмерной массивности его лезвия. Оружие длиной 32 см уравновешивается тяжелым навершием, имитирующим головы горных козлов. Перекрестие отковано из двух пластин, на которых отчеканены перевернутые фигуры волков. V в. до н. э. Раскопки близ Минусинска. Коллекция И. А. Лопатина. Эрмитаж. Санкт-Петербург. 

Рис. 62. Форма этого кинжала с VI по III вв. до н. э. повсеместно распространяется на огромных просторах евразийских степей. Эфес кинжала, отлитый в виде распахнутыхкрыльев бабочки, так и называют — бабочковидным. Исследователи считают, что он является дальнейшим развитием более круглых и компактных сердцевидных перекрестий. Со временем округлые окончания гарды приостряются, раздвигаются в сторону, защищая пальцы, крылышки все больше вытягиваются от клинка и становятся похожими на птичьи крылья. В науке такие гарды называются крыловидными. Эти перекрестия хорошо защищали руку — по ребрам их закругленных и разведенных в стороны концов легко соскальзывал встречный удар. Минусинская котловина, Хакасия. Минусинский музей им. Н. М. Мартьянова. 

Рис. 63. Бронзовый кинжал с прямым перекрестием и кольцевым навершием. Предполагается, что такие изделия связаны с сарматской оружейной традицией. Около III в. до н. э. сарматские воины вооружаются похожими железными кинжалами, правда, с более узким перекрестием. Впрочем, и кольцо на навершии, и треугольный клинок могут рассматриваться на минусинском оружии как отзвуки карасуких традиций. Минусинский музей им. Н. М. Мартьянова.

Рис. 64. Этот боевой кинжал длиной около 30 см с головками грифонов на навершии и перекрестии выполнен в характерном для оружия Центральной Азии стиле. Его гарда была способна не только удерживать оружие противника, попавшее в узкое пространство между ней и лезвием, но и позволяла закругленным внешним краем грифоньего клюва отводить в сторону скользящий клинок врага. V век до н. э. Коллекция И. А. Лопатина. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Рис. 65. Бронзовая бляшка — знак принадлежности к воинскому сословию. V—IV вв. до н. э. Минусинская котловина. Коллекция В. В. Радлова. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Красноярские кинжалы

Рис. 66, а, б. «Красноярские» или выемчатоэфесовые» кинжалы. Считается, что происхождение таких кинжалов может быть связано с традициями андроновского оружейного ремесла эпохи развитой бронзы. V—III вв. до н. э. Красноярский округ. г — Эрмитаж, Санкт-Петербург; б — ККМ, по А. М. Кулемзину.

Рис. 67. Ранняя форма бронзового кинжала с солярным навершием — наследие карасукской культуры. Гарда рельефно не выделена и оформлена треугольными выемками у основания лезвия, представляя собой, по сути, ещё шипы. VI—V вв. до н. э. красноярский край. МА ИАЭТ СО РАН.

Рис. 68. Бронзовый кинжал имеет полую ручку и почти прямое перекрестие со слегка жруглёнными нижними краями. В полость его рукояти помещается шило, украшенное фигуркой «понурого» барана. Ранняя форма. VII в. до н. э. Случайная находка. Собрание Строгановых. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Кинжалы первой группы иногда называется красноярскими (по месту самых частых находок) или «выемчатоэфесовыми» (по виду рукояти). Для них характерны лёгкость форм и фактическое отсутствие перекрестия. Впрочем, считать, что его совсем нет, нельзя. Выступы между рукоятью и лезвием, конечно, присутствуют, но они столь незначительны, что едва ли в состоянии защитить руку. Такие кинжалы существовали в  IV - VI веках до н. э.

Другая группа кинжалов оснащена рельефным ластинчатым перекрестием. Среди кинжалов с «бабочковидным» эфесом чаще всего встречаются изделия, выполненные в «зверином стиле». Мастера для создания «звериных» композиций прекрасно использовали все возможности, предоставляемые им абрисом навершия перекрестия оружия.

Форма лезвия кинжалов тоже не оставалась неизменой. Чтобы увеличить прочность клинка, лезвие стали делать в форме вытянутого треугольника. Такие кинжалы оснащались прямыми перекрестиями и навершиями в виде кольца. Оружие с подобным массивным треугольным клинком, будь то кинжал или меч, рассчитано прежде всего на мощный колющий удар. Его появление на полях сражения связано с распространением доспехов, против которых рубящее и режущее воздействие малоэффективно.

В отличие от широко распространенного иранского способа ношения кинжалов в ножнах, прикрепленных: бедру, которым пользовались пазырыкцы и большереченцы, минусинские воины подвешивали свое оружие к поясу в свободном состоянии. Многие ножны кинжалов, сшитые из кожи, имели с внешней стороны еще одно отделение — для ножа. Такие комбинированные «гориты для клинкового оружия» орнаментировались вышивкой — например, в виде составленных рядами символов в форме латинских букв «S».

Но хотя кинжалы имели большое хождение в тагаркой среде, все же наиболее грозным оружием ближнего боя в степях Минусы было древковое рубящее оружие ударного действия — проушные топоры, секирки и чеканы. Прообразы боевых топоров тагарской культуры можно найти в эпохе поздней бронзы. Конечно, со временем облик бронзовых бойков изменился, но при этом они сохранили округлую бронзовую втулку для древка, отлитую вместе с массивным лезвием. Само лезвие стало шире и короче. Такое оружие приспособлено уже больше не для раскалывающего удара. Его эффективность была достаточно высока — коэффициент полезного действия колебался в пределах 75—88 процентов. Носили это оружие, как и в прежние времена, привязанным к поясу через небольшие отверстия в гребне на обухе.

Бронзовые чеканы

Рис. 69. Бронзовый чекан с фигуркой стоящего козла. VII в. до н. э. Раскопки близ Красноярска. Коллекция И. А. Лопатина

Рис. 70. Бронзовая секирка с «кнопкой» на обухе отражает тенденцию к увеличению пробивной мощи рубящего удара и может считаться предтечей позднейших узколезвийных шпеньковых топоров. VII—VI вв. до н. э. Находка у с. Тесь. Минусинская котловина, Хакасия. По Н. Л. Членовой.

Рис. 71. Бронзовый чекан с граненым бойком. Самые ранние чеканы этого типа имели круглые или многогранные бойки. Впоследствии количество граней на ударной части сокращается до четырех. VI в. до н. э. Раскопки близ с. Новоселова под Красноярском. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Рис. 72. Плосколезвийный бронзовый чекан. VII—VI вв. до н. э. Минусинская котловина. Коллекция И. А. Лопатина. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Бронзовый втульчатый топор-кельт Рис. 73. Бронзовый втульчатый топор-кельт. V—III вв. до н. э. Красноярский край. НГКМ

Рис. 74, а, б. Бронзовый топор с противовесом в виде головы грифона (б). Клюв хищника снабжён отверстием, за которое наверняка цеплялись какие-нибудь подвески и амулеты. В целях облегчения  довольно тяжёлых бойков топоров мастера делают выемки между втулкой и лезвием, хорошо заметные у этого образца. Носили это оружие привязанным к поясу через небольшое отверстие в гребне на обухе. Чтобы надежнее закрепить длинную прямую рукоять в теле бойка, мастера делали внутреннюю поверхность втулки конической. Это позволяло основательно расклинить древесину. Кроме того, для прочности скрепления забивали клинышки в отверстия, оставленные в боковинах при литье (а), а — схема изготовления топора; б — бронзовый топор, V—III вв. до н. э. Южная Сибирь. Москва. ГИМ

Самым популярным оружием ближнего боя среди вышеперечисленных его видов были чеканы. Это своеобразный «паспорт» татарской культуры. По устройству боевой части они, как и у воинов Горного Алтая, разделялись на плосколезвийные чеканы и чеканы с гранёной ударной частью. В VII—V веках до н. э. это оружие было самым крупным и тяжёлым. В последующие века распространились облегчённые модели. Среди специалистов нет единого мнения по поводу их реальных боевых возможностей. Некоторые считают такое оружие ритуальным. На заключительном этапе существования тагарского общества подобные изделия уменьшились до такой степени, что вопрос о практическом их использовании исключается. Другие исследователи связывают появление облегчённых бойков с распространением конницы, для которой облегчённое оружие, насаженное на длинную рукоять, предпочтительнее.


«Сибирское вооружение: от каменного века до средневековья». Автор: Александр Соловьев (кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии и этнографии СОРАН); научный редактор: академик В.И. Молодин; художник: М.А. Лобырев. Новосибирск, 2003 г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер